The Israeli Diamond Industry Portal
Новостной центр
Новости
Инфо - бюллетень
Статьи
Зарегистрируйтесь на портале
Присоединяйтесь и пользуйтесь преимуществами
Получите наш информационный бюллетень
Форум

Файлы для скачивания

Связь

Спрос | Предложение | Форум |
Об
отрасли
Новостной
центр
Медиацентр Выставки и
ярмарки
Виртуальный
офис
GET-DIAMONDS
Новостной центр > Новости
Новости

2015: ПРОИЗВОДИТЕЛИ НАВСЕГДА ПОТЕРЯЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ ОКАЗЫВАТЬ ДАВЛЕНИЕ НА КЛИЕНТОВ

07.04.16

 
Tacy 2015 Объем продаж алмазов (предварительный) в млрд. долларов США

Сектор мидстрима в цепочке приращения стоимости алмазов, то есть,  те, кто занимается превращением необработанных алмазов в бриллианты, «восстал» еще в 2015 году. Обработчиков побудило к этому то, что они сильно пострадали от затянувшегося в течение последних лет постоянного уменьшения прибыли. Слишком уж долго поставщики сырья использовали свою комбинированную способность размещать ценные бумаги и необработанные алмазы, чрезмерно перегружая рынок нереально высокими ценами.

Поставщики проявили небывалую жадность по отношению к собственным клиентам и резко отклонили все жалобы с бесцеремонным заявлением: «Вы заботитесь о своем бизнесе, а мы – о своих интересах. Вас никто не заставляет покупать необработанные алмазы». Абсолютно то же самое случилось во второй половине 2015 года: клиенты ведущих поставщиков отказались покупать алмазное сырье по непомерно завышенным ценам. В этой неравной игре в гляделки первыми моргнули сами производители.

Следуя такой политике, ведущие производители сами рискуют убить курицу, несущую им золотые яйца.

Свои проблемы имеются и у компании De Beers, крупнейшего производителя алмазов в мире. Компания Anglo American, у которой она находятся под патронажем, рискует распасться, подогревая таким образом слухи о возможной ликвидации самой De Beers.  Это поистине ошеломляющая новость.

Менее четырех лет назад  Anglo American согласилась купить  40% компании De Beers у  Ники и Мэри Оппенгеймеров за 5.1 млрд. долларов наличными. Вскоре часть, приобретенная Anglo American, возросла до 85%, сделав, таким образом, компанию алмазным гигантом. Оправдывая сделку, Синтия Кэрролл, являвшаяся в то время исполнительным директором Anglo American, в своем интервью подчеркнула: «Позиции рынка сейчас очень сильны. Спрос превзойдет предложение».

А теперь представьте: рыночная стоимость компании Anglo American в январе этого года упала до 4.7 млрд. долларов (£2.21 за акцию) – это так мало, что Ники и Мэри Оппенгеймеры могли бы выкупить всю Anglo American за те деньги, которые они получили лишь за свою долю De Beers, — и у них бы еще при этом осталось около полумиллиарда долларов наличными…

Сомнительное расхождение спроса и предложения

 

 

В 2015 году мантру «спрос превзойдет предложение» продолжали твердить до тошноты, держа каждую из сторон в подвешенном состоянии. Мы неоднократно слышали, в общем-то, всеми принимаемое, но крайне ошибочное обещание неизбежно грядущего  «дефицита предложения», когда потребительский спрос может быть удовлетворен только с помощью перемещения вверх графика цены на бриллианты. Нестабильные цены на бриллианты в основном продолжали понижаться, даже когда совсем недавно, в 2015 году, поставка необработанных алмазов сократились со 170 млн. карат в год до 124 млн. карат.

Эти утопические прогнозы основаны на гипотезе, что потребительский спрос на бриллианты растет совместно с ВВП (или ВВП на душу населения) на соответствующих потребительских рынках. Это наивное, архаичное и весьма спорное предположение.

Колебание цен — относительно новое явление в индустрии, выросшей в условиях картельной структуры, предполагающей стабильность гарантийных цен. За это время изменились условия торговли [См. Таблицу на стр.5]. В условиях стабильных цен рынок мидстрима (то есть производители и торговцы) могут работать при незначительных колебаниях цен, поскольку им не нужно поддерживать дополнительные запасы средств для противостояния колебанию. Если же цены будут заметно колебаться, то мидстриму понадобится делать гораздо большие розничные скидки.

Те игроки, которые не понимают необходимости увеличения скидок, просто автоматически выходят из бизнеса, оставляя «выживших» в мидстриме работать при максимально допустимых розничных скидках. Это, в свою очередь, повлияет на цены, по которым продается алмазное сырье, что немедленно поймут его производители. Перераспределение добавочной стоимости (прибыли)  по всей цепочке наращивания цен на алмазы уже идет полным ходом – этот процесс начался уже в 2015 году.

Реалии рынка, в сочетании с огромным количеством структурных изменений, резко повлияли на конкурентоспособность этого канала. Подобные структурные изменения включают в себя появление выращенных драгоценных камней как вполне экономически жизнеспособной замены – не только на уровне продаж, но также на уровне интенсивности затрачиваемого мидстримом труда. Впервые покупатели сырья (производители, огранщики) имеют возможность выбора: они имеют возможность влияния на производителей.   

ABN-AMRO, некогда бывший крупнейший банкир в мидстриме, в своем недавнем анализе отмечает: «Кажется, индустрия перешла от беспроигрышной ситуации, выгодной каждой из сторон, к игре с нулевой суммой… Средний сегмент теперь может давить на производителей. А что будет дальше – зависит от того, как те на это ответят. Они могут ограничить производство. Это сработает, но в итоге неизбежно возникнет сильная ценовая конкуренция и полная прозрачность».

Заголовок этого анализа казался зловещим: «Ничто не вечно…»

 

Производители изменили маркетинговые модели

В третьей четверти 2015 года случилось то, чего и следовало ожидать: пережив дальнейшее снижение цен на бриллианты на 12-15%, сайтхолдеры отказались покупать сырье по текущим ценам. Условия торговли поменялись. Клиентам, связанным договором, было позволено отложить свои покупки и отказаться от постоянно растущих долей отчислений.

Реальность, наконец, настигла и De Beers. Глядя на суммы продаж по данным DTC за последние 40 лет, видно, что во второй половине 2015 года продажи De Beers опустились до рекордно низкого уровня 30-летней давности. В последний раз такие цифры можно было увидеть в 1985 году.

Производители сырья в 2015 году вели себя совершенно неправильно. De Beers говорит, что за этот год она в среднем снизила цены на 8% - хотя средняя стоимость на сайте в последний раз была на 15% ниже первого цикла продаж в этом году. По мнению рынка, в 2016 году цены упали до 7%-9%.

Поразительно, как огромный спрос на сырье в первой половине года стал прелюдией к «революции» покупателей (почти забастовкой) в последующее полгода. В отношении спроса не было ни одного серьезного внешнего шока, чтобы можно было как-то предотвратить это резкое падение, полностью обусловленное завышением цен производителем.

Для многих игроков в секторе мидстрима эти корректировки цен на сырье произошли слишком поздно. В ноябре 2015 года аналитики Stanley Morgan передали свои впечатления о настроениях на алмазном рынке (Антверпен), предположив, что «из кредитов, выданных мидстриму в размере 16 млрд. долларов США, безнадежными можно считать кредиты на сумму в 6 млрд. долларов». Возможно, это сильно преувеличено (3 млрд. долларов – это более реалистично). В алмазной отрасли, как показывает опыт, на то, чтобы полностью обанкротиться, уходит от 3-х до 5 лет, начиная с того времени, когда стали появляться убытки, и до тех пор, пока владелец бизнеса окончательно не объявит себя банкротом. Мы сможем увидеть истинные последствия 2015 года в секторе мидстрима только к 2020 году.

Вследствие таких общественных настроений многие финансовые институты стремительно завершают финансирование бизнеса мидстрима – только лишь в Дубае и в Индии можно найти недавно работающие банки, идущие на подобный риск. Так как производители алмазов обычно продают за наличные, а их покупатели (сайтхолдеры) зависят от банковских средств на покупку сырья, то сокращение ликвидности мидстрима лишь нагнетает давление в отношении как продаж производителей, так и рыночных цен. Банки не любят финансировать как убыточные сделки, так и нерентабельные организации.

 

Симбиоз банковского финансирования и поставок сырья

На каждом этапе процесса транспортировки алмазов поставщик обеспечивает кредит. Возможно лишь единственное исключение: когда производители поставляют сырье непосредственно алмазной индустрии. В некоторых случаях (как, например, с De Beers), кредитные деньги должны быть переведены на банковский счет поставщика еще до того, как товар покинет территорию продавца. В случае с Индией требуются особые разрешения регулирующих органов, поскольку, как правило, импортные товары можно оплатить только тогда, когда товар прибывает в страну.

Как правило, на финансирование алмазного производства может выделяться до 60-80% всех средств, но при поставке значительной партии от первичных производителей, 100%-ное финансирование, скорее, было больше правилом, чем исключением. Исторически, De Beers всегда поддерживала тесное взаимодействие с отраслевыми банками, финансирующими ее клиентов. Наше исследование показало, что существует тесная взаимосвязь между степенью долга индустрии и поставками алмазного сырья. Чем больше средств (т.е. чем больше финансирование), тем больше склонны покупать алмазные дилеры. При ограниченных средствах покупки тоже уменьшаются. Прилагаемый график говорит сам за себя.

Таким образом, неудивительно, что сокращение поставок сырья повлекло за собой и сокращение долга до 13 млрд. долларов. Наиболее интригующим вопросом в 2016 году будет вопрос: если продажи сырья вновь начнут возрастать, позволят ли банки увеличить лимит занимаемых средств?

 

Беды системы снабжения лишь усугубляются

При взгляде на цепочку наращивания стоимости на алмазы в 2015 году, можно увидеть, что к сектору мидстрима, который на протяжении некоторого времени испытывал неприятности, теперь добавился и сектор производителей первичного продукта, которых тоже настигли их собственные беды. Неприятности системы снабжения лишь усугубляются, они в значительной степени разделяют агонию, а не помогают уменьшить страдания или успокоить тех, кто более подвержен влиянию ошибочной веры в то, что индустрия уже миновала самый неблагоприятный этап при одном из очередных циклических спадов продаж и уменьшении цен.

Полностью противоположную картину можно увидеть в отношении перерабатывающего сектора. В то время как рынки сырьевых товаров, кажется, стремительно падают, всемирный уровень продаж алмазных изделий незначительно спал,всего лишь на 3.5%. Тем временем, продажи бриллиантов, отраженные в оптовых ценах на бриллианты (pwp), сократились немного более, чем на 10%. Это не является неправдоподобным циклическим спадом, о котором говорят аналитики. Скорее, эта ситуация указывает на гораздо более глубокую трансформацию структуры всей алмазной индустрии – трансформацию, которую готово распознать и принять лишь немногое количество игроков.

Производители, о чем мы еще будем говорить дальше, потеряли значительную часть своего исторического влияния как на сектор переработки, так и на сектор транспортировки  и распределения сырья. Их исторически сложившийся коэффициент доходности постепенно снизится и больше не поднимется. Структурные изменения сформировали новую ситуацию. Это главный урок, который может быть извлечен из минувшего года.

 

2015: Обзор количественных показателей

Сокращение производства ближе к концу 2015 года (в основном, наблюдаемое у De Beers) явилось причиной уменьшения планируемого роста производства. На конец года уровень общих объемов производства остался прежним, равным 124 миллиона карат, схожим с 2014 годом. В отношении стоимости, доходы производства сократились с 16.52 млрд. долларов в 2014 году до 15.45 млрд. долларов в прошлом. Все попытки оставить существующие высокие цены на алмазное сырье выразились в уменьшении продаж на рынке на 20% - с 16.7 млрд. дол. в 2014 году до 13.3 млрд. дол. в 2015-м.

Это привело к значительному увеличению запасов сырья у основных производителей – компаний De Beers и АЛРОСА. В то время как эти две компании несколько ограничили число продаж, другие производители продолжали полностью продавать весь свой товар. Таким образом, уровень продаж лидеров рынка несколько сместился в сторону увеличения продаж среди независимых мелких предпринимателей. Это в какой-то момент привело к искажению статистики: относительная доля рынка мелких независимых предпринимателей (включая Dominion и Rio Tinto) возросла с 31% до 44%. Итог: для производителей и торговцев алмазами – вопрос лишь в цене. Спрос на сырье по-прежнему есть, но только на то, которое предлагается по адекватной цене.

De Beers хорошо уловили это (чего нельзя сказать о других производителях). В 2016 году они на 10% уменьшили цены на продаваемое сырье и усовершенствовали ассортимент. В результате компании удалось сделать продажи на сумму в 1.15 млрд. долларов в течение двух первых циклов из десяти, запланированных на весь год. Президент и генеральный директор группы De Beers Филипп Мелье объясняет рост продаж необходимостью «пополнения запасов торговцев после периода праздников в конце года, что и поспособствовало увеличению спроса на бриллианты, в результате которого мы видим возрастание спроса на алмазное сырье со стороны алмазных трейдеров и производителей бриллиантов».

У нас же другое мнение на этот счет. Мы считаем, что пополнение запасов сказалось, прежде всего, на уровне оптовых цен, т.е. предприятия настолько сильно «изголодались» по алмазному сырью, что как только они увидели малейшую возможность прибыли в 2016 году, они тотчас же купили его. Наше мнение: базовые рыночные принципы не изменились, пополнение запасов (отборного товара) произошло в результате его нехватки, вызванной сокращением продаж сырья на 20%, что как раз произошло в последней четверти 2015-го года.

Наши экономические модели показывают падение объема продаж бриллиантов на 12% (в отношении оптовых цен на бриллианты – PWP), с $21.8 млрд. в 2014 году до $19.2 млрд. в 2015-м. По прогнозам, в 2016 году уровень продаж частично придет в норму, ожидается увеличение объема продаж бриллиантов на 4.8%, т.е. до суммы в $20.1 млрд. – но это все еще значительно ниже, чем в 2014 году.

Стоимость доли алмазов при продаже в розничных магазинах тоже упала с $23.01 млрд. до $20.5 млрд. Общие розничные продажи алмазных украшений, согласно De Beers и всем, кто полагается на верность их количественных данных, в 2014 году превышавшие уровень, равный $80 млрд., тоже испытали «невидимое сокращение»: в ювелирных изделиях стало «меньше алмазов», средняя доля алмазов уменьшилась с 29% до 27%.

Таким образом, спад на 3.5% в отношении общих розничных продаж алмазных украшений — с $78.8 млрд. в 2014 году до $75.8 млрд. в 2015-м, — не отражает сокращения доли алмазов в общей ювелирной продукции. При подсчете в наличных, в сравнении с 2014-м годом, в 2015 году стоимость проданных алмазов в составе ювелирных изделий уменьшилась на $2.3 млрд. Большие ожидания в отношении китайского и индийского рынков не оправдались. Наоборот, активная политика по предотвращению отмывания денег,  а также антикоррупционные меры, преследуемые китайским правительством, лишь являются главными усугубляющими факторами в отношении Китая: те, у кого есть деньги на покупку дорогостоящих украшений, теперь не желают этого делать, чтобы не афишировать свое состояние.

 

Увеличение количества синтетических драгоценных камней в целях продуктозамещения

В течение многих лет мы акцентировали внимание на огромном влиянии, оказываемом появлением синтетических драгоценных камней, на работу «алмазного трубопровода». Это не просто очередная теория. В 2015 году алмазный рынок сильно пострадал от завышенных цен на сырье, и многие производители из сектора мидстрима поняли, что тайное смешивание синтетических (лабораторно выращенных) алмазов с природными камнями способно значительно сократить затраты на производство, что поможет восстановить конкурентоспособность при выгодных ценах.

Однако, даже если на продукте отмечено, что он является «выращенным в лабораторных условиях», он воспринимается и торговцем, и потребителем как алмазное ювелирное украшение. Таким образом, синтетические камни стали составной частью цепочки алмазного предложения и спроса. Хотя мы и хотели бы видеть лабораторно выращенные алмазы в качестве отдельного продукта в цепочке предложения, когда речь идет о бумажнике покупателя, они все еще остаются единой цепью, в скрытой форме или же нет.

В 2015 году в цепочке приращения стоимости уже чувствуется влияние наличия синтетических камней. Если говорить о конкретной сумме — она, возможно, не превышает $0.5 млрд., т.е. примерно 3% от продаж бриллиантов. Лидер в области технологий производства синтетических алмазов (CVD), сингапурская компания IIa Technologies Pte. Ltd., в прошлом году изготовила высококачественное алмазное сырье типа IIa весом в 400,000 карат. Она выпускает бриллианты общим весом  в 0.5 – 1.2. млн. карат.

По оценкам экспертов GIA, производители драгоценных камней CVD могут вырастить 50 микрометровых (0.05 миллиметра) высококачественных бесцветных или почти бесцветных алмазов в 1.0-3.2 карат в течение часа, за один сеанс «выращивания». Российская компания New Age Diamonds под воздействием высоких температур и давления (HPHT) в месяц может произвести 8,000-10,000 карат. Имеющиеся у нее 30 специальных прессов помогают изготовить бесцветные или почти бесцветные алмазы весом в 4-10 карат каждый. В отличие от природных алмазов, камни, выращенные лабораторно, могут производиться «на заказ», в соответствии с размерами и характеристиками.  Себестоимость добычи постоянно понижается.

 

Синтетические камни поддерживают силы мидстрима.

Цепочка приращения стоимости алмазов может подвергнуться риску продуктозамещения, идущему извне алмазодобывающей промышленности и касающемуся добытчиков природных алмазов, которые до настоящего момента не сталкивались с реальной конкуренцией. Они никогда не подвергались серьезной ценовой конкуренции. Всегда существовали механизмы установления экономически выгодной цены, и им следовали на периферии.

Особенно это актуально для почти одного миллиона огранщиков и полировщиков (в основном в Индии и Китае), которые только “потребляли” природное сырье. Без непрерывного снабжения заводы закрылись, а рабочие были уволены. В отношении очень мелких товаров (несколько наименований), согласно оценке, предполагается, что значительный процент продукции Сурата и Китая могут составлять синтетические камни. Действительно, никого больше не заботит ничего, кроме размеров, материальные затраты на изготовление камня гораздо меньше, чем затраты на труд. Но порог “приемлемого” или “общепринятого” постепенно поднимается – и эта тенденция будет продолжаться.

Так, для секторов переработки и распределения (ритейлеров) это является исключительно экономическим вопросом. Эти игроки просто производят алмазное сырье и/или продают получившиеся в результате полировки бриллианты. Их доходы проистекают от уровня добавленной стоимости. Как сказал недавно один из руководителей отрасли на алмазной конференции в Тель-Авиве: «Доходность, приносимая с каждого доллара, который я вложил в производство синтетических камней, намного выше, чем с любого доллара, вложенного в добычу природных алмазов».

В конце концов, для некоторых производителей и торговых сетей, производство и продажа синтетических камней может оказаться весьма выгодным делом – особенно, когда наибольшее значение имеет итоговая сумма.

Новые решения, принятые отраслью

 

В результате, сложившаяся асимметрия (или однобокость), с перевесом в пользу синтетических камней, влечет за собой угрозу постепенного увеличения доли влияния (и покупательной способности) изготовителей алмазов (сайтхолдеров) на производителей. Кроме того, такая «угроза» для производителей, которую они сейчас полностью признают, отразится на их маркетинговом поведении и принципах добычи.

Для начала: олигополистические поставщики природного сырья будут вынуждены дать своим клиентам больше преимуществ, чтобы те не перешли на заманчивую сторону скрытого или явного синтетического производства или маркетинга. Поскольку заказчики алмазного сырья сталкиваются с проблемами ликвидности банков, покидающих отрасль, производителям придется предоставлять кредиты поставщикам. Это не является развернутым сценарным планированием или моделированием; это, так называемый, «надвигающийся дефицит предложения», который, по крайней мере, частично, или же в значительной степени, может быть покрыт наличием синтетических камней.

Производители заставили отрасль поверить в то, что «что хорошо для производителей, хорошо для всех нас». В 2015 году сайтхолдеры «взбунтовались» и не стали выполнять свои договорные обязательства, оставив открытым вопрос о распределении сырья, после чего просто вышли из игры. Прошлый год продемонстрировал новые возможности воздействия сектора мидстрима на производителей природного сырья. У секторов переработки и распределения сейчас есть возможность выбора, которой у них не было раньше.

С точки зрения стоимости, это не самый приятный выбор между равнозначными продуктами. Для многих из нас, это выбор, который (на что каждый надеется) не будет существовать – но это не так. И для многих это может быть разницей между жизнью и смертью своих компаний.  По словам одного из лидеров отрасли, это явно не тот случай, когда для достижения успеха “один размер подходит всем”.

 

Переработка: Завышенные ожидания

В 2015 году несколько нынешних и новых игроков отрасли продолжали институционализацию алмазной переработки: выкупали камни у потребителей, предприятий розничной торговли, ломбардов, мы даже знаем о существовании договоренностей с юристами по бракоразводным процессам, которые подтверждают, что украшения, оставшиеся как память о неудачных браках, часто потом попадают обратно в трубопровод. Даже De Beers проводит собственные операции по выкупу бриллиантов, – видимо, стремясь таким образом «обеспечить справедливое ценообразование».

В рамках поставок на рынок наши исследования показывают, что в 2015 году процент переработанных алмазов снизился на 25%, по сравнению с предыдущим годом, до стоимости примерно в $0,35 млрд. Так же, как и в случае с синтетическими камнями, затрагиваются добычи алмазного сырья (McKinsey говорит: «дополняются») за счет повторного ввода алмазов в цепочки формирования цен. McKinsey отмечает, что «переработка драгоценных материалов является следствием финансовых трудностей. Поэтому в периоды финансовых потрясений, потребителям, возможно, придется перерабатывать свои ювелирные изделия с бриллиантами, увеличивая таким образом общий запас бриллиантов».

В довольно неоднозначном докладе McKinsey прогнозирует, что «даже по самым смелым предположениям, переработка, скорее всего, будет составлять около 1/3 части от поставок, вплоть  до 2025 года…» Хотя каждый, на интуитивном уровне, может отрицать подобное предположение, рассматривая его как чрезмерное преувеличение, стараясь, по большому счету, оправдать производителей, избравших подобный род деятельности, подобная ситуация, тем не менее, еще может произойти — но уж точно не из-за финансовых трудностей.

Мы считаем, что переработка алмазов может быть в большей степени связана со взглядами поколения Миллениума, которое просто не может оценить всю важность владения алмазами в такой же степени, как это делали их родители. Социальные нормы меняются. Роскошь может утратить часть своего блеска.

 

Проблема перемены потребительского отношения…

Для поколения Миллениума, и не только для них, роскошь является отображением социального неравенства. Ярко выраженное потребление товаров и услуг люксового сегмента, а особенно бриллиантовых украшений, — способ продемонстрировать свою принадлежность к элитарному классу общества. Он отражает желание потребителя переплачивать за продукцию, учитывая то, сколько составляет ее расчетная себестоимость. Это показывает желание богатых людей платить больше только ради того, чтобы выделиться на фоне всего остального общества.

В странах, входящих в ОЭСР (Организацию экономического сотрудничества и развития), государственная политика решительно направлена на сокращение социального неравенства, путем ограничения крупных бонусов по продажам. Ее цель – борьба с нищетой, власть стремится ввести политику жесткой экономии, чтобы сражаться с неравенством и социальным расслоением. Демонстрация своего богатства уже не может произвести впечатления на партнеров или быть по достоинству оценена обществом и представителями власти.

В правилах налогообложения, используемых ОЭСР, странам-членам Организации советуется ввести «специальный налог на потребление продуктов, которые наносят ущерб окружающей среде, не поощрять потребление вредной для здоровья продукции, снизить налог на прибыль, чтобы способствовать долгосрочному росту».

Трудовые и прочие ресурсы, расходуемые на производство предметов роскоши, по мнению ОЭСР, уводят капитал от более выгодных с экономической точки зрения способов его использования. Экономисты рассматривают расходы на изготовление предметов роскоши как весьма неэффективный способ использования ресурсов, которые могли бы быть использованы для реализации более конструктивных целей. Производители алмазов и прочие группы отрасли не без основания стали планировать общее продвижение товаров, фокусируясь на «пользе» (трудоустройство, африканские страны и т.д.), приносимой алмазами. И чем быстрее эти планы будут реализованы, тем лучше.

 

Хотя в настоящее время рост неравенства, возможно, все еще продолжается, он, кажется, вызвал бурную правительственную и общественную реакцию по отношению к эгалитарному обществу, и молодежь, подрастающее поколение, которое стремительно наращивает большую покупательную способность, выбирает другие ценности.

 

В люксовом сегменте на долю алмазов стало приходиться меньше средств

В предыдущих выступлениях мы обратили внимание на тот факт, что алмазы теряют свою долю в люксовом сегменте. Также следует отметить, что сокращаются и общие расходы люксового сегмента на хозяйственные нужды, и эта тенденция и дальше будет продолжаться. Таковы лишь некоторые из основных настроений, сделавших 2015 год таким, каким он был – годом, когда производители утратили свое влияние на потребителей, и годом, когда возникла новая разновидность поставок. Сейчас весь процесс производства будет иметь больше вариантов и возможностей, что сделает отрасль более конкурентоспособной.

В конечном итоге, потребители алмазов четко обозначили свои намерения. Они находятся в конце (а может, и в начале) цепочки наращивания стоимости. Поскольку десятки мелких и крупных торговцев сейчас продают выращенные в лабораториях (синтетические) алмазы, все теории «дифференциации продукта» были отброшены в связи со сложившимися обстоятельствами. Когда покупатель выходит из недорогого ювелирного магазина с кольцом с искусственным бриллиантом, это равносильно тому, если бы он вышел в кольце с природным алмазом, которое, однако, не было продано. Производители утверждают, что «добычи ведутся соразмерено спросу», и сокращение производства продиктовано желанием поддержать существующий уровень цен и создать дефицит, который станет способствовать росту цен на бриллианты. Как ни странно, от нехватки природного сырья как раз выигрывают те, кто продает искусственные заменители алмазов.

Добывающие компании, а именно шахтеры и исследователи, еще не осознали, что опасность замещения продукции аналогами, получаемыми независимо от добывающей промышленности, очень велика и грозит всем, занятым в секторе добычи алмазов. Как уже было сказано, до настоящего момента им не приходилось сталкиваться с ценовой конкуренцией.

Появление синтетических камней сильно повлияло на цены природного сырья  бриллиантов [см. график]. В конечном счете, оно также повлияет и на принятие решений о целесообразности новых горнодобывающих и геологоразведочных проектов. Фактор дефицита, всегда являвшийся главным фактором, определяющим стоимость алмазов, может постепенно рухнуть, так же, как и цены. На это может понадобиться некоторое время, но остается принять это как должное. Не правда ли, жить, отказываясь признавать очевидное, гораздо комфортнее?

 

Влияние колебания цен на алмазное производство

 

Традиционная монополистическая и олигополистическая политика алмазных производителей всегда главным образом была направлена на поддержание стабильности цен. Различные режимы поставки использовались для управления ценами на алмазы, постепенно поднимая их в соответствии со временем. (Внимательное чтение исторических соглашений между алмазной торговой компанией и производителями показывает, что сценарий, при котором происходило падение цен, практически никогда не рассматривался в качестве возможного).

Колебание цен в некоторых случаях способно вносить хаос в цепочку приращения стоимости на алмазы, когда многие заинтересованные стороны (шахтеры, производители, торговцы и даже ритейлеры) — могли бы вложить свой капитал в запасы алмазов.  Никто не ожидал, что колебание цен, считавшееся вполне нормальным явлением в отношении бирж или валют, затронет и алмазное производство. Однако это случилось.

 

Длинный и запутанный процесс производства

В отношении времени алмазное производство — «долгий процесс». В среднем может потребоваться 26-30 месяцев на то, чтобы алмаз, проданный производителем, оказался на пальце заказчика. Одна из причин (назовем ее «основной»), по которым сайтхолдеры соглашаются переплачивать за алмазное сырье, — ожидание того, что к моменту, когда получившийся в результате бриллиант появится на рынке, цены станут выше. Вот почему торговые настроения играют такую важную роль в производстве.

 

Производство в течение 26-30-месяцев идет в строгом соответствии со сроками, в которые каждый алмаз последовательно проходит каждую фазу обработки: сортировку, изготовление, оценку, продажу, ювелирное производство и т.д. Обычно срок обращения акции ритейлера (это меняется в зависимости от места) составляет один год. Таким образом, он в течение одного года соблюдает условия договора. Если алмазная промышленность продает бриллианты на сумму, равную почти $20 млрд. в год, это означает, что стоимость всего алмазного сырья и бриллиантов, занятых в производстве, будет близка к 45-50 млрд. долларов. Это не избыток ресурсов, а нормальные запасы, необходимые для нормального функционирования этой отрасли.

 

Это обоснование работает до тех пор, пока производители гарантируют, что цены на бриллианты будут постоянно повышаться. Стало ясно, что в последние годы, по разным причинам, возможности производителей каким-то образом повлиять на стоимость бриллиантов через поставку алмазного сырья и цен на необработанные алмазы, стали несколько ограничены. Существуют также серьезные правовые ограничения.

 

Согласованность действий по снижению добычи алмазов — не просто экономический вопрос, касающийся только производителя или управляющих компаний. Подобные действия могут идти вразрез с законом о конкуренции. ОЭСР и органы по вопросам конкуренции также опасаются того, что государство может вмешательства в экономику (контроль за экспортом и т. д.), чтобы уменьшить пагубные экономические последствия колебания цен.

 

Причины колебания цен

На изменение цен влияет бесчисленное множество причин, но в основном, это результат изменения фундаментальных сил рынка, а именно поставки, спроса, вещественных инвентаризаций. Хорошо известно, что эти факторы могут порождать как кратковременные, так и долговременные изменения. На финансовых рынках изменчивость цен провоцируют различные факторы, в том числе игра на бирже (спекуляция), хеджирование, инвестирование пенсионных фондов, торговля сырьевыми товарами и т.д. воздействуют на уровень цен. Некоторые из этих элементов также влияют и на алмазный рынок (а более того, на золотой).

В течение данного (последнего) года, товарный запас «алмазного трубопровода» в 50 млрд. долларов может быть оценен как в 45 млрд., так и в 55 млрд. Это лишь отображение текущего состояния – того, что представляет собой наше производство в конкретный момент; поэтому значение может сильно отличаться в зависимости от момента, когда сделан этот краткий обзор состояния.

Мы ежегодно публикуем объемы нашего производства, начиная с 1989 года и стараемся быть последовательными и предельно осторожными в наших методах.  Мы не называем наши конкретные цифры, скорее, хотим подчеркнуть, что изменчивость цен во многом воздействует на производство, и надо с осторожностью (имейте это в виду) интерпретировать наши показатели.

Автор: Хаим Эвен Зохар (Chaim Even-Zohar)

Информация предоставлена по данным алмазного сообщества  www.tacyltd.com



Отправить другу
Наверх
  Распечатать  
Новости
ИЗРАИЛЬ
Google рассказывает, какими украшениями больше всего интересуются женщины
17.04.16
ИЗРАИЛЬ
ДА, Я СОГЛАСНА: ВАШ ОНЛАЙН-МАГАЗИН ОБРУЧАЛЬНЫХ КОЛЕЦ
13.04.16
ИЗРАИЛЬ
С 22 ПО 26 МАЯ 2016 ГОДА В ИЗРАИЛЕ ПРОЙДЕТ ТРЕТЬЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ НЕДЕЛЯ АЛМАЗНОГО СЫРЬЯ
13.04.16
ИЗРАИЛЬ
БАРБИ: БРИЛЛИАНТОВАЯ ЗНАМЕНИТОСТЬ НЕДЕЛИ
07.04.16
ИЗРАИЛЬ
ПРЕЗИДЕНТ ИЗРАИЛЬСКОЙ АЛМАЗНОЙ БИРЖИ ЙОРАМ ДВАШ: ПОДДЕРЖКА АЛМАЗНОЙ ИНДУСТРИИ ИМЕЕТ ВАЖНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
07.04.16
IDI – מכון היהלומים הישראלי ewave